Если вам доведется посетить город Реджо-Калабрия на юге Италии, то вам обязательно следует прогуляться по набережной города в жаркий солнечный день.

Взглянув на море, где вдалеке виднеются берега Сицилии, этот остров вдруг начнет приближаться к вам и вы увидите сицилийские города так близко, что станут видны жители, идущие по улицам. При отсутствии малейшего ветерка на поверхности воды вы сможете рассмотреть даже оливковые рощи и лимоны, растущие на ветвях деревьев на берегу Сицилии. Это знаменитый мираж Реджо-Калабрии, именуемый также фата-морганой.

В этом феномене нет ничего магического или мистического. Фата-моргана включает в себя создание четкого изображения объектов, которые находятся далеко от наблюдателя и невидимы для него в обычных условиях. Этот мираж вызван различием значений показателя преломления в воздушных слоях, которые характеризуются различными температурами, то есть различной плотностью. Лучи света, проходящие через неравномерно нагретые слои воздуха, подвержены такому сильному преломлению, что ведут себя как зеркало по отношению к ним.

На берегу Реджо-Калабрии это интересное оптическое явление лучше всего наблюдать в августе жарким утром, когда небо чистое и ветра совсем нет. Мираж может возникать как приближение изображения отдаленных городов Сицилии или как множественные и инвертированные картинки.  Если вы увидите такое явление, не пугайтесь, вы не впали в безумие и не получили солнечный удар – это научно обоснованное явление, но имеющее и давнюю мистическую историю.

Слово «фата-моргана» возникло из сочетания слов «фата» (по-итальянски – фея) с именем Моргана Ле Фай, известного персонажа из легенды про «Короля Артура и рыцарей круглого стола». Моргана согласно кельтской мифологии была сводной сестрой короля Артура, которую все считали ведьмой – она ​​обманывала моряков, направляя их по смертельным для них маршрутам. Итальянцы считают, что она влюбилась в Сицилию и жила в водах Мессинского пролива.

С феноменом миража или, если хотите, магической силы ведьмы Морганы, связана очень популярная легенда, хорошо известная на юге Италии.

Давным-давно, жаждущий крови и власти король варваров с севера Европы завоевал весь Апеннинский полуостров. Он добрался до южного берега Италии и увидел вдалеке прекрасный, по слухам очень богатый остров. Варвар был в восторге от Сицилии, и ему не терпелось покорить остров. Он знал, однако, что остров находился слишком далеко от Италии и добраться до него вплавь без лодок, которых у него не было, не получится.

Неожиданно для него вдруг появилась красивая женщина и объявила, что остров на самом деле находится очень близко и все, что вам нужно сделать, это просто посмотреть на него очень внимательно. Это был жаркий августовский день, на небе и на море не было ни малейшего ветерка, только крошечное облако поднялось далеко на горизонте.

Внезапно порт Мессина и моряки, загружающие грузы на свои корабли, оказались прямо перед глазами варвара. Он посмотрел на воду и увидел горы, покрытые оливковыми рощами, животных на сельских лугах, деревья, прогибающиеся под тяжестью цитрусовых плодов. Это был не сон – Сицилия была совсем рядом, достаточно протянуть руку! Обрадованный захватчик бросился в воду со своим воинством с торжествующим криком. Однако, заклинание волшебной феи, которую послал к варвару сам сицилийский король, перестало действовать, как только варвары отплыли от берегов Италии. Захватчики утонули в глубоких и коварных водах Мессинского пролива и Сицилия была спасена.

Очевидно, Моргана также пыталась сбить с толку и нормандского правителя – Роджера, которого сицилийцы просили освободить остров от арабского гнета. Сначала у Роджера не было достаточно лодок, Моргана пыталась проделать с ним такую же шутку, что и с королем варваров, но храбрый рыцарь не поддался на искушение ведьмы, поскольку был спасен сильной верой в Христа. Через некоторое время ему удалось получить лодки и изгнать арабов с Сицилии.

Первоначально фата-морганой назывались только видения, появляющиеся в Мессинском проливе. Но в 19 веке это название оптической иллюзии вошло в широкий обиход и стало употребляться к любым миражам, в том числе и к тем, что возникают в пустынях.